Ок, идем в музей. Музей этнографии и естественной истории
Embed:
Ок, идем в музей. Музей этнографии и естественной истории

В новом выпуске рубрики не просто рассказ об экспонатах, а экскурс в историю. Когда был основан музей, при чем тут барон Стюарт, кто архитектор самого красивого здания в столице. Поговорим о том, с чего все начиналось и чем сейчас живет музей. Ок, идем в музей.


Красивейшее здание в псевдомавританском стиле — мимо него не пройдешь, волей не волей залюбуешься витражом, восточными узорами, орнаментом. Но как появилось оно и с чего началась история?

131 год назад в Кишиневе открывается первая промышленно-сельскохозяйственная выставка. Съехался на нее весь свет — посетителей свыше 30 тысяч человек, число внушительное даже по современным меркам. Об этом событии молва шла по всей Российской Империи, а за организацией стоял барон Александр Стюарт. Выходец из Шотландии, из древнего королевского рода Стюартов. Ему же приходит в голову на базе экспонатов выставки открыть музей.

Осенью 1889 года он выступил с предложением в земстве. По сути, это был доклад, в котором приводились аргументы необходимости строительства здания, базируясь на опыте той выставки 1889 года. Тогда на этой улице были возведены временные деревянные павильоны, позже демонтированные. Вот и поступило предложение возвести здание под музей, и эту идею земство поддержало практически единогласно.

Здание этнографического музея изначально строили под выставочные залы, однако работы требовали огромного капиталовложения. Завершить стройку планировали к 1903 году, чтобы новая выставка прошла уже в здании музея. Но барон понимал — бюджета в 40 тысяч рублей не хватит. Пришлось обращаться в Городскую Думу, министерство выделило еще 10 тысяч. Этого хватило на возведение здания, а дальше вопрос встал с отделкой. Средства были необходимы и на другие цели.

Отметим, в 1903 году бюджет в 40 тысяч рублей был увеличен. К примеру, подвала в здании  изначально запланировано не было. Однако, в тот год по улице Мещанской (сейчас это улица Сфатул Цэрий) шлм работы по прокладке труб мощению. Сняли слой земли, и здание оказалось на уровень выше улицы, строители вместе с архитектором Виктором Цыганко решили, что тут нужен подвал, который обошелся еще в 4 тысячи рублей.

Многое для оформления залов заказывали в Одессе. В том числе красивейшие металлические лестницы, и каркас для центрального зала, и, конечно же, витражи. В целом весь бюджет превысил 127 тысяч рублей. Баснословная сумма, хоть и на благое дело, и это больно ударило по Александру Стюарту.

Барон Стюарт пострадал за все то хорошее, что было сделано для музея и всей Бессарабии. Его политические оппоненты жестко критиковали его за то, что он превысил бюджет на строительство музея и он ушел с поста председателя земства и из руководства музея. Нашлись и те, кто выступил за закрытие музея, экспонаты предлагали перевезти в университет Одессы, а само здание отдать под гинекологическую больницу, но эту идею, конечно, не могли поддержать большинство депутатов земства.

И все же официальное открытие музея состоялось в 1906 году. Посетители остались в восторге. Особое восхищение вызывало витражное панно на потолке. Его тоже заказали у известнейшего мастера, жившего в Одессе.

Отметим, стоимость этого витража — 5000 рублей. Для того времени сумма внушительная. Летом 1904 года витраж был смонтирован. Из переписки того времени мы узнали, что в Кишинев выписали сотрудника той мастерской, который за 3 дня и смонтировал конструкцию площадью 60 квадратных метров.

В одном из залов есть и витражное окно. Оно появилось по инициативе Константина Казимира, который из собственного кармана выделил 4 тысячи рублей. Этот витраж, в 10 квадратных метров, в отличном состояние, чего не скажешь о панно на потолке, которое нуждается в реставрации. Сейчас музейные работники заняты его консервацией, проводят оценку и инвентаризацию всех деталей, а ведь тут свыше 8 тысяч элементов. Реставрация требуется давно, в советское время некоторые детали заменили, но сделали это бездумно — просто выкрасили краской. Сейчас она осыпалась,что заметно невооруженным глазом.

Нельзя не отметить беседку-павильон во дворе музея. Построили ее по проекту архитектора Александра Бернардацци. Это сооружение – единственный экземпляр, который остался от подобного рода построек.

По случаю той самой сельскохозяйственной выставки 1889 года и был построен этот павильон. В этой беседке гостей развлекали музыканты. Чтобы восстановить ее, пришлось пригласить народного мастера по дереву Виктора Пелина, но помогали и сотрудники музея.

Что ж, вернемся в наше время. В реставрации нуждается не только витраж, здание заметно пострадало от землетрясений, да и время играет не на руку. Сегодня ремонт в музее ведут. Начали с кровли. Минкульт по настоянию музея в прошлом году выделил средства, а в конце прошлого года завершили реставрацию одного крыла, сейчас работы идут в другом. По словам директора Петра Викола, к середине текущего года ремонт завершат. Проект обошелся в 6 млн. леев.

Хранилище. Эти помещения для музея важны ни меньше, чем сами залы. Условия хранения коллекций,а ведь некоторые экспонаты бесценны, должны быть надлежащими. И не так давно этот вопрос в музее решили.

Одна из проблем музея этнографии и естественной истории на протяжении долгого времени —условия хранения экспонатов, но музею удалось предпринять меры, чтобы их улучшить. Мы находимся в хранилище, которое недавно отремонтировали. Тут хранится очень ценная коллекция керамики.

Есть здесь коллекция птиц и зверей, некоторые из экспонатов сделал своими руками известный Франц Остерман, первый в Молдове таксидермист. А еще есть внушительная коллекция ковров и национальных костюмов, нумизматика и археологические находки — всего свыше 130 тысяч экспонатов.

Музейная жизнь, чаще не заметная и не понятная рядовому посетителю, все же увлекательна, и у каждого музея своя история, свои легенды, которые стоит знать, чтобы лучше понимать историю страны. Ну, вы уже знаете... ходите в музеи, это того стоит.

 

Репортер: Дарья Гвинджия

 

© 2019 General Media Group Corp.
Toate drepturile rezervate.